Россия, РБ, г. Уфа
Пр. Октября - 142/5 1-й этаж
294-33-55,
8-987-254-33-55
8-917-755-16-07
mail@zapad-vostok.org

Статья c которой всё началось в Уфе 

Жизнь знаменитого индийского йога Сомнатха Гири - удивительный сплав крутого боевика, драмы, фантастики и древнего мифа. Для него боги и легендарные гималайские мудрецы реальны не меньше, чем журнал, который вы держите в руках, а события порой развиваются по законам, за постижение и описание которых кому-то еще только предстоит получить Нобелевскую премию. Подобно таким авторитетным мастерам прошлого, как Йогананда и Свами Рама, он прославляет возможности йоги личным примером, позволяя ученым исследовать психофизиологические процессы в своем организме в ходе длительных медитаций и погружений в состояние самоосуществления, сверхсознания, или самадхи.  Простым преданным он больше известен как Пилот Баба (на смеси хинди и английского - Батюшка-пилот).

Махайог Сомнатх Гири родился ровно 70 лет назад на родине Гаутамы Будды в штате Бихар на востоке Индии. Капил Адвайт (его кармическое имя), химик по образованию, после университета поступил в ВВС Индии, участвовал в войнах с Пакистаном и Бангладеш и попал в Книгу рекордов Гиннеса как боевой летчик, который постоянно летал на самой малой высоте, над верхушками деревьев, чтобы быть невидимым для радаров. Но однажды за ним пришел его Учитель -и он ушел в неизвестность, бросив все, чем жил прежде...

ЗА ПРЕДЕЛАМИ ФОРМ

Валентина Серикова: Бабаджи, Вы принадлежите к королевскому роду, расскажите, пожалуйста, о нем.

Пилот Баба: Да, я потомок королевских кровей. Наш род ведет свое происхождение из касты кшатриев, что по варна-дхарме (сословному долгу) означает полную отдачу себя для страны. В старые времена наш род имел свое царство. Вся моя семья принимала активное участие в борьбе за независимость Индии от англичан. Родители дали мне хорошее образование: я окончил факультет-химии Банаресского университета, потом продолжил учебу в Лондоне, а еще до этого мы с другом, принцем Непала, поехали учиться в СССР. Но мне показалось, что там слишком много политики, поэтому я вернулся, а принц остался.

—  Почему Вы выбрали небо плацдармом для своей карьеры?

— Я с юных лет любил летать. Летал в школе и в колледже — у меня была такая возможность, Но я хотел летать гораздо лучше и имел для этого способности, поэтому поступил в ВВС. Я был очень хорошим бойцом, истинным патриотом Индии. Прошел несколько войн, но неожиданно пришли изменения. Потому что я имел все, но не чувствовал себя счастливым.

Внутренне я был очень мирным человеком и не любил тех, кому нравится насилие и агрессия. Если я видел страдающих людей, мне хотелось им помочь. Часто я возвращался домой без одежды и без ботинок, потому что отдавал их бедным. Бывало, я ходил к некоторым садху, как принято в Индии, потому что у них есть мудрость и они могут ею поделиться. Всегда обращался к этим святым людям с уважением, помогал им вещами, продуктами и деньгами. Иногда оставался у них на некоторое время. Однажды был такой случай, когда мы сидели с компанией летчиков, а мимо шел садху и, указав на офицера, который собирался улетать, сказал: «Не давайте ему летать, случится нехорошее самолет упадет». Товарищи не поверили. А я поверил, сказал: «Ты не лети, я полечу». Это было очень важное задание...

—        Этим садху был ваш гуру Хари Бабаджи?

—        Да, он приходил ко мне с детства. Как-то раз он  появился,  когда я  собирался  ехать на джипе выполнять задание, и сказал: «Не езди, будет нехорошо». Я отвечаю: «Не могу, это приказ, я должен». — «Ну, смотри сам, езжай», Я поехал, и буквально через полчаса случилась катастрофа: моя машина соскочила в пропасть глубиной больше 300 м. Дальше произошло необъяснимое : автомобиль завис в воздухе и этот святой своей силой вытащил

его обратно на дорогу. Потом спросил: «Ну, зачем ты это сделал? Я же сказал, что ты упадешь». Я был изумлен и ответил, что ничего не понимаю. «Нет, ты все понимаешь», - сказал садху.

Но случай, который окончательно изменил мою жизнь, произошел позже. Это было на границе с Китаем. Я пилотировал МИГ в плохую погоду, и в какой-то момент отказал двигатель. Я пытался удержать высоту, но самолет опускался все ниже и ниже... МИГ был в то время очень редким и дорогим для Индии самолетом. Моя страна не так богата, чтобы позволить себе терять такие машины, поэтому я старался до последнего  посадить самолет. Когда положение казалось безнадежным, тот же самый садху медленно материализовался в кабине пилота. Было очень мало места, но он втиснулся и сказал, что теперь я могу сажать самолет. Когда мы приземлились, он вышел навстречу изумленным офицерам. Подошел к начальнику аэродрома и спросил: «У вас есть сигарета? Дайте мне, пожалуйста». Взял сигарету, подошел к другому человеку: «Спички есть?», — прикурил. «Спасибо. Господа офицеры, я пошел». Все посмотрели на меня: «Что это было?!». Тогда Хари Баба оглянулся: «Если есть вопросы, спрашивайте меня, а не его». Но все стояли потрясенные, и он ушел, никто не осмелился его останавливать.

- Похоже, это было происшествие с далеко идущими последствиями?

-Да. Тогда я стал думать: что происходит? Оказывается, у человека может быть так много знаний, которые дают возможность возникнуть внутри самолета или где угодно. Я решил, что раз он спас меня, то теперь это его жизнь. Я знал, что должен найти этого садху, хотя понятия не имел, где его искать. Все офицеры захотели его еще раз увидеть, но никто не знал, где он может быть. Тут я вспомнил, что садху всегда брал по две рупии после таких визитов, а в этот раз не взял. Значит, он должен был вернуться не сегодня, так завтра. И действительно, во время обеда он пришел и сел в мою машину. Автомобиль был закрыт, но он все равно проник в него. Когда я подошел и открыл дверцу, то увидел его там и сказал: «Если вы хотите успокоить всех этих людей, то должны встретиться с ними». Хари Баба поинтересовался: «Какую еду ты ешь"? Чем вас кормят?» — «Это армия, — отвечаю, — и там,  в столовой есть все: и курица и мясо». Но сам я не ел мяса, не пил алкоголя ел молочное и овощи. Садху кивнул, вошел в столовую и приветствовал обедающих: «Хэллоу эврибади, я святой. Я вышел за пределы ума, знаю, что произойдет в будущем и знаю, что было в прошлом. Поэтому моя обязанность — помогать, и если я могу спасти, то спасаю. Я знаю этого офицера не с сегодняшнего дня, а с детства. И я знал, что его долг в армии заканчивается и начинается новый долг, другое служение. А теперь все, кто хочет что-то спросить, — спрашивайте». После этого Хари Баба подошел и поговорил со всеми, поел легких овощей. Спросил: «Все довольны? Ладно, тогда я пошел». Я поспешил за садху: «Остановитесь, я хочу пойти с вами!» — «Не сейчас. Время еще придет. Наслаждайся жизнью!». Он вышел из помещения столовой, прошел 20—30 м., после чего исчез. Пропал на глазах, растворился. Это видели своими глазами все солдаты и офицеры, они были просто поражены. Все поняли, что это был великий святой.

—        Да. Офицеры сами сказали: «Ты должен срочно  найти  этого  человека и  следовать ему». И я ушел из армии, стал искать Хари Бабу в мандирах (святых местах), посетил мно­го-много храмов, но не мог его найти. У меня не было понятия, где его искать. Однажды старые друзья пришли ко мне и сказали: «Ты чего   такой   глупый?   У   тебя   есть   деньги, хорошая семья и все, что надо, пойдем радо­ваться жизни!». Я ответил, что уже наслаж­дался жизнью, а сейчас хочу найти своего свя­того. Тогда они спросили: «Ну, может быть, ты хочешь сделать кино? Давай делать кино!». Раньше я думал о том, чтоб снять кино, и ответил, что, пожалуй, займусь им, но в таком случае буду сам писать сценарий, режисси­ровать и продюсировать. Мы решили снять фильм с сюжетом, как плохой человек стал хорошим, а хороший — плохим, показали их путь,   начиная   со   школы и заканчивая взрослой жизнью. Это было хорошее кино с замечательными   актерами.   Я   мог   на   это пойти: у меня были деньги на фильм, поэтому мы начали работать.

Следующую картину из жизни хиппи мы снимали в Непале. Это красивая, но очень бедная страна. Там встречается много бедных, голодных людей, у которых нет даже нор­мальной одежды и обуви. И вот мы напротив пятизвездочного отеля, в котором останови­лись, стали варить для этих людей рис с фасолью, и я просил наших звездных актрис, чтоб они распределяли еду, давали, сколько кому нужно. Каждый день по часу мы кормили всех, кто приходил. Это было в 1972 году, и все происходящее создало большой ажиотаж.

— Очевидно,    это   в    очередной   раз заставило вас задуматься?

—        Да,  в   один  момент  я  будто  очнулся  и спросил себя: чем я занимаюсь? Ради чего я бросил службу в вооруженных силах? Я понял, что больше так не могу, и заявил, что ухожу, сказал: «Берите это все. Вам нужны машины, деньги — забирайте! Сегодня последний день. Не знаю, куда я иду, но я ухожу. Пойдем, выйдем на дорогу', остановите мне любую машину, которая будет ехать первой». Ехал грузовик, друзья его остановили, я сел и попрощался: «Все, до свиданья!». Примерно через 150 км. я вышел. Свою маленькую дорожную сумку и то, что в ней было, я отдал водителю грузовика, и пошел пешком, куда глаза глядят.

Я шел четыре, пять часов, и подошел к безлюдному берегу большой реки, увидел очень красивый пейзаж, решил немного отдохнуть и лег. Вдруг кто-то позвал меня по имени. Я удивился: кто может меня знать меня здесь? Ведь я только что убежал от всех. Тем более это было особое имя, которым меня звали только в семье. И тут я увидел Гуруджи! Он держал в руке топор, положив вязанку дров на голову, и смеялся от всей души — рот был до ушей.

«Сейчас я не искал тебя», — крикнул я. «А! Так ты думаешь, что пришел сюда сам по себе, что ли?».

Я ответил: «Конечно».

 — «Нет, это я привел тебя сюда. Пошли!». Рядом с местом, где я прилег отдохнуть, оказалась очень красивая пещера, в ней сидело четверо святых. Одно место было свободно. «Заходи, нас четверо, а это место для тебя».

 — «Вы что ждете меня? » — удивился я. — «Да, ждем...»

—        Как дальше развивались события?

—        Мы пробыли в этом месте несколько дней, и потом они дали мне дикшу (посвящение).

Один  садху  сказал:   «Не  волнуйся,  садись рядом со мной. Ты думаешь о своей матери?».

«Да, — говорю, — больше ни о чем не могу думать сейчас. Прежде чем я стану саньяси, я хочу встретиться с мамой».

— «Нет проблем, садись туда». Когда я сел на указанное место, то неожиданно потерял сознание, а осознал себя мгновение спустя напротив своего дома. Дети   начали   выбегать   на   улицу,   следом  вышла   мама:   «Ты   все-таки   стал   саньяси? Я рада». Она сразу все поняла: я стоял в шафрановом одеянии монаха, с бритой головой, покрытой, священным пеплом, вибхути. Это говорило   о   том,   что   человек   готовится пройти посвящение. Мама сказала: «Я знаю, что ты не здесь на самом деле. Твое тело здесь, но твоя душа далеко. Я все понимаю, принимаю   и   благословляю   тебя .   Возвращайся».

В   Индии   есть   старая   традиция:   когда человек принимает саньясу, надо чтобы первое подаяние он получил у своей матери. Поэтому я попросил: «Дай мне подаяние». Мама принесла зерна и дала мне... А через три дня Хари Баба пришел и разбудил меня на том самом месте, где я лежал. «Я не говорил тебе спать три дня, — с улыбкой сказал он, — а только посидеть немножко». И тогда я понял, что встретил людей, которые могут творить грандиозные вещи — все, что хотят — и дать также многое. Я понял, что кто-то из садху проник в мое тело и сделал все за меня, пока я был в состоянии самадхи, которое испытывал во время дикши.

— Что происходило после инициации ?

— Сначала я всюду следовал за садху, а потом удалился в Гималаи и десять лет путешествовал в одиночестве. У меня уже был опыт самадхи, но в Гималаях я его упрочил раз и навсегда. Благодаря этим возможностям, я мог встречаться с великими йогами прошлого, которые живы до сих пор. Одним из них 300 лет, другим 800 лет, есть и те, кому уже тысячи. Я встречался с ними как в грубом материальном теле, так и в тонком.

В один прекрасный момент пришло благословение от мастера, и я спустился вниз, начал учить людей, помогать им. Кому-то йогой,   кому-то   разными   церемониями, требующими   специальных   знаний.   Некоторые   из   них   были   очень   сложными. Я понимал, что если человек совершенен, го все совершенно, а если несовершенен, то все у него несовершенно, плохо и тяжело.

Человеческое существо - великая научная система, внутри себя вы можете найти ответы на все вопросы, отрыть все, что существует в этой жизни и что вам интересно: успех, знания, что угодно.

—        Насколько важна роль учителя на пути развития?

—        Нужно, конечно, чтобы был контроль учителя. Если верить своему гуру и практиковать под его благословением и присмотром, то все может получиться. Но если нет веры, то бесконечные  сомнения все  сбивают.  И если, скажем,  вы получили одну сидху, например, возможность левитировать, покидать тело, становится невидимым, то остальные все приходят следом. Это благословение и обретение разных проявлений господней силы. Поэтому часто эти сверхъестественные возможности приходят одна за другой.

-           К Вам обращаются за помощью политики?

-           Я знаком со всеми премьер-министрами Индии, начиная с Джевахарлала Неру. Даже оппозиционные по отношению друг к Другу политики приходят ко  мне,  чтобы что-то спросить или получить. Это старая традиция в Индии ходить к святым, к садху.

Я говорю политикам: «Если вы не будете делать что-то хорошее для страны, я могу вас заменить, у меня есть на это силы». Они верят и стараются.   Я  им   запрещаю   делать   плохо   для народа, нацеливаю, чтоб помогали стране. Говорю открыто: «Будешь делать плохо — в жабу превращу».

Я работаю на мир, на человечество, и у меня есть много контактов — не десятки тысяч и не сотни,  а миллионы в десятках стран. Сейчас я занимаюсь в Индии большой программой  по   образованию   детей.   Речь идет о начальном образовании в компьютерных технологиях больше чем для миллиона человек. Прийти учиться может любой, но в основном приходят дети. У нас есть несколько частных программ для помощи людям с раковыми заболеваниями, другими серьезными болезнями. Есть у нас госпитали, чтобы помогать людям.

—        Вы можете вылечить рак и те болезни, которые считаются неизлечимыми?

—        Силы для этого есть. Но я сам не лечу, есть определенные законы кармы, по которым это делать   нехорошо.   Если   человек   живет недалеко от меня и делает то, что я ему говорю и что положено, то такие болезни фактически лечатся. Есть случаи, когда медицина говорила, что человек скоро умрет, а люди после лечения живут уже и 10 и 15 лет. Наш долг — сделать этот мир лучше, усовершенствовать общество, помогать облегчать страдания. Но не надо идти против природы — имеется   в   виду   тот   закон   причинно-следственных   связей,   который   запрещает лечить в некоторых случаях.

            Шри  Юктешвар  Гири  утверждал  в книге «Святая наука», что еще в начале XVIII века Земля вышла из темного века Кали-юги. Но в большинстве источников утверждается,  что  Кали-юга  продлится еще более 400 тысяч лет. Где истина? Судя по   тому,   как   люди   в   последние   годы тянутся к знанию, что-то происходит.

—        Действительно, через несколько лет ожидаются перемены в жизни Земли. Есть вероятность  того, что  произойдут  природные катаклизмы. Если такое случится, значит, мы должны  пройти  через  это.   Мы  стараемся сделать все, чтобы изменить плохую вероятность.   Но очищение   планеты,   очищение умов и тел необходимо, и многое зависит от самих людей, поэтому я стал так много учить сейчас. Например, многие обеспокоены тем, что в 2012 году заканчивается некая эпоха и произойдет глобальная катастрофа. Но если бы к ней были серьезные предпосылки, то они были бы видны уже сейчас. Однако мы все равно молимся и работаем, чтобы этого не произошло. Даже если и произойдет, мы воспринимаем это спокойно.

—        Проводят ли реализованные мастера совместные   медитации   и   молитвы   на благо планеты?

—        Да. Мы всегда пытаемся использовать возможные средства, чтобы достичь всеобщего

сознания  простых  людей.   Посылаем учителей,   делаем   разные   вещи,   события   и посредством этого несем свои сообщения.

—        Вас можно отнести к тем, кого называют «держателями планеты»?

—Вы можете сказать и так. Есть садху, которые общаются и могут работать с другими планетами, все они молятся за счастье людей. Однако некоторые из сообщений, принятых мистически одаренными людьми, получают неверные толкования, которые рождают только страхи об апокалипсисе. Поэтому многие садху сообщают знания в слегка ином виде, чтобы не волновать обычных людей, не приводить их в нестабильное тревожное состояние. Они делают это для общего спокойствия.

—        Вас исследовали ученые в состоянии самадхи. Что показывали их приборы?

—        По данным всех приборов я умер. Ученые в Америке, Японии и Индии сказали, что это

что-то чудесное, неизвестное, то, что они не могут понять. Я умер, а потом ожил, и они ска­зали, что такого не может быть. В настоящем самадхи тело действительно теряет признаки жизни. Но через семь-восемь дней я вернулся. Они уже дали медицинское свидетельство о смерти, а через некоторое время «машина» завелась снова. Потом ученые сказали, что это за пределами их концепций и возмож­ностей, а я смеюсь. Каждый раз говорю тем, кто верит, что у всех есть возможности достичь самадхи. Это переживание выхода за пределы смерти и тела.

Что Вы можете сказать о пирамидах, которые   построены   в   разных   концах земли — в Египте, в Мексике, в Тибете, в других странах? Многие считают их энергетическими антеннами Земли.

-           По всему миру существуют центры, в частности пирамиды, которые имеют возможность контролировать   и   распространять энергию   космоса.   И   если   влияние   этой энергии сказывается нехорошо, то они могут уменьшать его, а если энергия полезна, то могут увеличивать.   Это  происходит через пирамиды, храмы и прочие святые сооружения. Во всем мире есть много гор. Они выбраны как духовные монументы. Все горы таковы — Алтай, Гималаи, Альпы, Карпаты. Они представляют собой узловые центры духа и принимают очень хорошие энергии от Солнца, Марса, других планет, а плохие блокируют. Садху знают и используют эти возможности.   Сейчас  некоторые  небоскребы напоминают   мусульманские   церкви:   они накапливают определенные энергии и это хорошо. Даже телефонные будки строят в виде  пирамид,  я видел такие вдоль всей дороги во Франции возле Парижа. И порадовался, что кто-то хорошо придумал.

—        Чем отличается орден Саньясы Гири, духовным лидером которой вы являетесь, от других монашеских орденов?

-           Пури,   Сарасвати,  Гири  —  это  фамилии внутри   традиции   Саньясы.   Гири   означает горы, Пури — город, Сарасвати — это мудрость, знание. Те, кто проводят свои аскезы в Гималаях, в основном принадлежат к ордену Гири, а тех, кто живет на равнине, в городах, часто зовут Пури. Есть те, кто живет в лесу, ашрамах и т.  д.  Всего  десять  таких имен-фамилий. Таким образом, создается естественное соревнование, кто больше делает аскезы, кто чище —и это подстегивает других. Все эти линии очень   древние,   особенно   почитаемые   и сильные,   новые   традиции   не   настолько мощные.

-           Вы учите, что божества — это разные виды энергий. В таком случае, каким Вы знаете покровителя йоги Шиву?

—        Я   встречался   со   многими   божествами, например,   Ганешем,   который   занимается решением   разных   проблем.   Он   просто пришел и сел рядом. С Шивой я встречался не раз — физически, в теле, в изображении, и в состоянии самадхи. Если в этом состоянии у меня будет такое намерение, то Шива может явиться. Когда хочу помочь кому-то, то могу это сделать, даже если человек очень далеко. Если вы помните обо мне в то время, когда я нахожусь в самадхи, то можете меня увидеть, найти рядом с собой. Это будет спроектировано Господом. Поскольку мы имеем такую силу, то стараемся заниматься этим систематически, чтобы помогать другим. Радуемся, когда получается хороший результат, и стараемся освободить от чего-то негативного. Эти сидхи не снаружи вас, а внутри.

—А как выглядел Шива в теле?

—        Красивый   мужчина   средних   лет   с длинными волосами — совсем не такой, как на общеизвестных изображениях с четками из черепов и со змеями в волосах. Я являюсь преданным Шивы и очень сильно люблю его. Шиваджи приходит и дает мне даршаны в состоянии самадхи. Шива внутри вас. Если вы разбудили эту внутреннюю силу, то он может посетить вас в любой момент, это очень  даже возможно.  Вера очень важна. Через силу воли можно проецировать, но если вы верите в него как в Бога, можно достичь многого. Сейчас много людей — образованных, умных, интеллектуальных, обладающих властью, богатых — очень заинтересовано в Знании. Потому что все у них есть, но нет покоя и счастья.

—        Бабаджи, что вас удивляет и радует в этом мире?

—        Самая удивительная вещь — это человеческое тело, а самая радостная — это пробуждение, или шанти-ананда.